Заменить незаменимое

Источник: WEALTH Navaigator

Многие российские IT-компании смогли воспользоваться «окном возможностей» после ухода западных вендоров и существенно увеличить продажи своих продуктов. Однако в ряде направлений в силу объективных причин импортозамещение пока идет с трудом. Компаниям из России обязательно надо искать выход на рынки дружественных стран, убеждены эксперты.

Проверка на зрелость

После начала спецоперации вопрос замены иностранного ПО и IT-оборудования на российские аналоги вышел на первый план: госкомпании и бизнес стремятся минимизировать потери и риски, связанные с уходом или приостановкой работы западных вендоров. Это открыло новые возможности для российских IT-компаний. «В течение всего 2022 года к нам обращались клиенты с запросом на экстренный переход с иностранного ПО на российские продукты — число пилотных проектов выросло в шесть раз», — рассказал генеральный директор «МойОфис» Павел Калякин. CEO и генеральный директор компании Bnovo, ведущего российского разработчика программного обеспечения для гостиничного бизнеса, Валентин Микляев рассказал, что за прошедший год компания выросла более чем в два раза по объему продаж.

По словам Павла Калякина, сегодня можно говорить, что Россия достигла значительных успехов в области импортонезависимости. На рынке присутствует большое количество альтернативных решений, способных конкурировать с мировыми аналогами, — реестр отечественного ПО уже насчитывает более 16 тыс. продуктов от 5,9 тыс. правообладателей.

Наилучшие результаты импортозамещения на сегодняшний день достигнуты в тех областях IT-рынка, где российские продукты уже обладали высоким уровнем зрелости, считают эксперты. «Так, в сегментах операционных систем и СУБД отечественные компании увеличили выручку в 2—3 раза, — рассказала Людмила Богатырева, руководитель департамента цифровых решений агентства «Полилог», разработчика POLYCODE. — Также высокие показатели по выручке мы видим в сегменте офисных пакетов и систем класса ERP. В этих сферах процесс идет быстрее, потому что буквально есть на что импортозамещать». Руководитель отдела продаж ООО «Смарт-Софт», российского разработчика UTM/NGFW Traffic Inspector Next Generation, Алексей Герасименко отмечает, что исторически в России существует много зрелых решений в сегменте информационной безопасности, поэтому именно здесь импортозамещение идет довольно успешно. Вырос спрос и на отечественные решения для видео-конференц-связи: по подсчетам директора по развитию TrueConf Дмитрия Одинцова, рост спроса на российские автономные ВКС-системы в России в 2022 году по сравнению с 2021-м составил около 60%.

По словам директора московского представительства ITentika Сергея Кузнецова, лучше и быстрее всего удалось заместить клиентские решения, разработки которых так или иначе уже велись. «Это не вопрос изменения и глубокой автоматизации бизнес-процессов, это можно сделать быстро. Есть очень большое количество запросов на импортозамещенные решения по базам данных и BI. Процесс становится на поток, начинает идти быстрее. Есть опыт быстрых переключений на облачные серверы внутри РФ. Российские системы виртуализации — в начале пути, но двигаются большими шагами, опираясь на Open Source», — отметил эксперт.

По мнению директора по маркетингу и коммуникациям цифровой платформы для организации командировок и управления расходами «Ракета» Дарьи Зубрицкой, основными бенефициарами ухода западных компаний стали вендоры, которые занимаются решениями в области ERP (1C, «Парус»), вендоры систем безопасности (Positive Technologies), облачные провайдеры («Яндекс», Selectel). Как считает Валентин Чубаров, руководитель проектного офиса «Управление зданиями и территорией» компании «Русатом Инфраструктурные решения», выиграли и производители серверного оборудования, например Yadro.

Слабое звено

Далеко не все импортные IT-решения и продукты можно оперативно заместить даже при всем понимании потенциальных рисков. Основные препятствия, по мнению директора по маркетингу VideoMost Надежды Алябьевой, заключаются в ограниченном количестве собственных ресурсов у компаний-разработчиков, недостаточности грантовой поддержки со стороны государства, нежелании заказчиков инвестировать в доработки продуктов под свои же запросы. «Это как если бы маленькой пекарне, которая пекла вкусные булки трех видов для маленького городка, сказали бы, что завтра надо печь хлеб и булки в 100 наименований на всю страну. А потом бы обвиняли, что не справились, не умеют, не готовы к вызовам и т. д. и т. п.», — приводит пример Надежда Алябьева.

Наиболее сложная ситуация складывается в сфере производства микрочипов и «железа»: нужны огромные финансовые затраты для создания в России собственных производств. В этих направлениях, как считает Дарья Зубрицкая, следует ориентироваться на партнерство с компаниями из Азиатского региона, поскольку наладить собственное производство, сопоставимое по характеристикам и окупаемости с западным, будет достаточно затратно как в плане ресурсов, так и в плане времени. Правда, в данном случае это будет не импортозамещение, а скорее «замена одной зависимости на другую», предупреждает генеральный директор ООО «Аурига» Вячеслав Ванюлин. «Пересадка с одной «иглы» зависимости на другую отрасль не спасет, нужно развивать производство отечественных решений, в первую очередь — аппаратных процессорных платформ», — согласен Дмитрий Одинцов.

Чем «ближе» область автоматизации к реальному производству, тем труднее найти российский аналог, заявляет директор департамента автоматизации производства компании IBS Илья Кулаков: «В первую очередь это тяжелые системы класса MES, PLM, CAM и CAE-системы. Для систем, тесно связанных с аппаратной базой, таких как SCADA, АСУ ТП, ситуация продолжает оставаться довольно сложной. Отдельные проблемы вызывает импортозамещение в сельском хозяйстве и ТНП, так как ключевой их ценностью является не столько сам софт, сколько его информационное наполнение: рецептуры, предустановленные технологические режимы, математические модели и т. д.».

Сложная ситуация и с импортозамещением ПО для медицинского оборудования, где уровень применения и контроля внедренных производителями процессов вызывает беспокойство, отмечает Вячеслав Ванюлин. Также, по его словам, есть трудности с инструментальным программным обеспечением для проектирования, разработки и сопровождения программ, где существует нехватка отечественных ассемблеров, компиляторов, сред разработки, отладчиков, SDK и средств непрерывной интеграции.

Людмила Богатырева отмечает, что непросто подобрать российские аналоги в области промышленного ПО, например САПР (система автоматизированного проектирования). Эффективных полнофункциональных аналогов AutoCAD в России пока нет. «Отсутствует и полноценная замена SAP. Создание отечественных систем такого уровня возможно, но на это требуются годы даже при колоссальном вливании денег. Реально на создание решения, конкурирующего с SAP, может уйти от 7 до 10 лет. Это объясняется тем, что SAP — это не только миллионы строк кода, но и клиентский опыт, накопленный за десятилетия использования во всем мире».

Ожидание vs реальность

Импортозамещение вывело на первый план вопрос доверия к оте­чественным решениям. Сейчас вендорам необходимо завоевывать доверие заказчиков, заявила Людмила Богатырева. Сделать это сложно, так как в случае с иностранными решениями речь часто шла о тысячах успешных внедрений, чем российские компании не всегда могут похвастать. Российские разработки на годы отстают от зарубежных флагманов, соглашается генеральный директор Datana Владимир Захаров. «Это неудивительно, учитывая, сколько лет российский бизнес оплачивал зарубежные лицензии. По сути, технологически рынок отброшен назад — нужно потратить деньги и время на то, чтобы вернуться на предыдущий шаг».

Именно поэтому один из основных сдерживающих факторов импортозамещения на российских предприятиях — это желание руководства найти обходное решение по импортозамещению, чтобы остаться на иностранном программном обеспечении, считает руководитель проектного офиса «Управление зданиями и территорией» компании «Русатом Инфраструктурные решения» Валентин Чубаров. «К сожалению для нас, отечественных разработчиков, действующие заказчики внедряют российские решения в большинстве случаев именно потому, что «надо», — отмечает также Артем Кодолов, основатель и генеральный директор SkillCode, член Ассоциации менеджеров. — При этом иностранные компании всяческими путями стараются сохранить за собой возможность продавать свой софт под другим именем на нашем рынке, что, в свою очередь, подталкивает пользователей продолжать использовать то, к чему они так привыкли».

Вместе с тем, как подчеркивает Артем Кодолов, некоторые решения, которые создаются в России, значительно опережают то, к чему привыкли пользователи иностранных продуктов. «Заказчикам стоит быть более открытыми к новому, пробовать и тестировать различные продукты», — уверен эксперт.

Доверие к отечественным разработкам растет по мере того, как появляются успешные проекты, говорит Илья Кулаков. Меняется подход и к оценке самих решений. По словам эксперта, постепенно в перечне требований к отечественному вендору появляются требования по наличию партнерской сети, уровню документирования, наличию штата технической поддержки.

В теме импортозамещения, по мнению Вячеслава Ванюлина, пока не хватает системного подхода и планирования: «Это чаще является временным трендом, чем долгосрочным проектом с анализом рисков и сроков, пониманием приоритетов и бюджетов, а также полным раскладом по всему спектру программных стеков и оценкой возможности их замены на российские аналоги в ближайшем будущем».

Для достижения технологического паритета нужны инвестиции и время на доработки, считает Надежда Алябьева. Российские заказчики ожидают получить на замену американского софта продукты и сопровождение уровня Microsoft, не понимая, что у небольших российских вендоров команды разработчиков и бюджеты на маркетинг, продвижение, сопровождение ниже на несколько порядков. «Российские сервисы найдут наконец признание среди отечественных заказчиков, когда те перестанут ждать чуда и прописывать в ТЗ 100-процентное соответствие Zoom и Teams, а будут вместе с разработчиками вкладываться в развитие отечественного коммуникационного ПО. Тогда общими усилиями мы "догоним и перегоним"», — подчеркнула Надежда Алябьева.

Кроме того, у многих заказчиков до недавнего времени была иллюзия, что российские квалифицированные специалисты будут стоить в разы дешевле специалистов по иностранным системам, замечает Илья Кулаков. «Сейчас этот тренд уходит и появляется готовность платить за проект столько, сколько он стоит. Также очень важный фактор — стоимость лицензий. Почему-то считается, что лицензии на отечественный софт должны стоить «копейки», и забывается, что доход вендора — это стоимость лицензии и поддержки. Бизнесу надо быть готовым к тому, что лицензии на решения корпоративного уровня будут стоить значительных денег, сопоставимых с западными аналогами».

В числе причин, сдерживающих импортозамещение, Валентин Чубаров называет сокращение бюджетов на модернизацию предприятий в условиях снижения объемов производства и продаж. Государство в лице фондов поддержки реализации цифровой трансформации и импортозамещения на предприятиях оказывает целевую финансовую поддержку компаниям, но этого достаточно только для адресной помощи наиболее нуждающимся в цифровой модернизации отраслям. «Главная тормозящая сила — это бюджет», — соглашается генеральный директор компании «Биллинг.РФ» Роман Федоров. Любая разработка ПО — это выделение кадровых ресурсов и финансовые затраты. В ситуации нехватки квалифицированных кадров на рынке разработку нового ПО приходится вести, используя существующие ресурсы, отвлекая их от участия в проектах, приносящих прибыль. Другими словами, IT-компаниям приходится уменьшать свой текущий доход ради новых разработок по импортозамещению. «Например, мы потратили два года на разработку новых версий нашей линейки продуктов Platex для рынка телекома и ЦОД, которая теперь может работать не только на СУБД Oracle, но и на PostgreSQL. Но период окупаемости этой необходимой процедуры, продиктованной исключительно требованиями импортозамещения, пока не ясен, — поделился опытом Роман Федоров. — Госкомпании очень инертны в переходе на новое ПО, бюджеты урезаются. А с учетом того, что на внешних рынках СУБД Oracle используется активно, то теперь приходится еще и две ветки развивать и поддерживать, что почти вдвое увеличивает затраты на обновления и техподдержку».

Реальный положительный экономический эффект от ухода зарубежных вендоров российские разработчики, вероятно, увидят лишь спустя некоторое время, считает Павел Калякин. В среднем полная миграция IT-инфраструктуры на новое ПО занимает 1—2 года, а до этого требуется еще около полугода для проведения тестирования.

Заменить незаменимое

Курс на инновации

Процессы импортозамещения будут развиваться поэтапно, считает управляющий директор компании НОРБИТ (входит в группу ЛАНИТ) Владимир Вертоградов. На первом этапе бизнес выбирал те решения, которые заместить было выгодно и сравнительно просто. По итогам они либо становились дешевле в обслуживании, либо серьезно прирастали в функциональности.

Следующим шагом, по его словам, будет замена core-систем. «Сейчас примеров единицы, пока такие миграции только в долгосрочных планах. Значительную роль здесь играют не только экономия бюджетов, риски потери устойчивости, но и уровень зрелости российских аналогов. Часть узкоспециализированных отраслевых решений за короткое время заменить действительно очень сложно, российским разработчикам потребуется на создание конкурентоспособных продуктов несколько лет. Но при таком длительном сроке планирования эти ниши, возможно, закроются альтернативными решениями из смежных областей», — отмечает эксперт.

А затем, по мнению Владимира Вертоградова, настанет время оптимизации и повышения эффективности, будут внедряться разнообразные инновации. «Со стороны заказчиков будут запросы на необходимые для бизнеса функции, а у отечественных вендоров появится дополнительное финансирование на их доработку. Причем у российских производителей уже прослеживается свой путь развития: создание новых, а главное востребованных, решений под конкретные запросы рынка», — добавляет Олег Аксенов, директор Технического департамента компании «ЛАН IT-Интеграция» (входит в группу ЛАНИТ).

В вопросе инноваций не обойтись без реальной поддержки IT-компаний со стороны государства. «И это не история с ИЦК/ЦКР, где деньги ушли крупным корпоратам, а поддержка в виде грантов, налоговых льгот, а главное — дешевых и доступных кредитов, и не на проекты, как сейчас, а на деятельность компании», — подчеркивает Владимир Захаров.

Активная поддержка стартапов через акселераторы и фонды развития новых проектов помогает выводить на рынок новые цифровые продукты и решения, отмечает Валентин Чубаров.

Частные структуры также начинают активнее финансировать IT-разработки, заявляет Илья Кулаков. Преимуществом этого является то, что, с одной стороны, эти структуры могут вкладывать деньги, а с другой — всегда рассчитывают на окупаемость инвестиций.

Поправка на глобальность

Валентин Микляев считает, что в некоторых направлениях, например, таких как hotelTech и travelTech, вопрос импортозамещения уже стоит не так остро, как для некоторых других сфер. Здесь речь идет уже больше про «импортоопережение», которое позволит игрокам быть конкурентоспособными не только в России, но в перспективе и на мировом рынке в целом. «Уверен, что сейчас одна из основных задач IT-компаний и разработчиков — искать возможности для реализации действительно прорывных инновационных идей, а не только копирование и замещение того, что уже было создано в других странах. Технологические компании должны решать вопросы качественно новыми способами».

Несмотря на ужесточающиеся санкции, российским IT-компаниям обязательно надо искать выход на зарубежные рынки, уверены эксперты. «Для полноценного развития российских решений требуется обеспечить их массовое внедрение, — отмечает Людмила Богатырева. — Правительство РФ уже пытается делать это через механизм гарантированного спроса на создаваемые IT-решения. Важно также накопить клиентский опыт не только внутри страны, но и на рынках других стран». Единственный верный путь развития зрелых IT-решений — это экспорт, соглашается Дмитрий Одинцов. Он стимулирует конкуренцию с мировыми лидерами и требует от разработчиков учитывать глобальные мировые тренды, в результате чего на рынок выходят сильные и независимые продукты российского производства.

По мнению Людмилы Богатыревой, международное сотрудничество в IT-сфере следует развивать в рамках ЕАЭС, БРИКС и других межгосударственных объединений, куда входят дружественные России страны. По словам Алексея Герасименко, потенциально с нами готовы сотрудничать Индия, Китай, вся Юго-Восточная Азия, страны Латинской Америки и Африка. При этом важно, чтобы условия для экспорта были организованы лучше, чем у наших коллег за рубежом, а поддержка должна быть системной и сопоставимой с поддержкой производителей в Китае, подчеркивает Дмитрий Одинцов.

В конечном счете целью импортозамещения должно быть не замещение любого импортного ПО, а создание доверенного ПО, которое является конкурентным на мировом рынке, подчеркивает президент НП «РУССОФТ» Валентин Макаров. С этой точки зрения критерием работы ИЦК и ЦКР по импортозамещению должно быть решение двуединой задачи замены импорта и продвижение разработанного ими ПО на глобальном рынке. Решение только одной половины общей задачи, по мнению Валентина Макарова, неизбежно приведет к тому, что через пару лет те же крупные российские заказчики потребуют разрешить им использовать ушедшее за это время вперед импортное ПО вместо стагнирующего, разработанного с таким трудом замещающего российского.

Мнение эксперта в статье
Сайт IBS использует cookie. Это дает нам возможность следить за корректной работой сайта, а также анализировать данные, чтобы развивать наши продукты и сервисы. Посещая сайт, вы соглашаетесь с обработкой ваших персональных данных.