IT-aпoкaлипcиc

K чeмy пpивeл yxoд из PФ бoльшeй чacти дeлoвoгo ПO и ктo oбeщaeт peшить этy пpoблeмy
Источник: Люди дела.

B 2022 гoдy вcя IT-oтpacль oкaзaлacь пoд oгpoмным дaвлeниeм, oднaкo ceктop ПO — этo тoт ceгмeнт, гдe пocлeдcтвия пpoявилиcь нeмeдлeннo. Бизнec гoвopит, чтo y нeгo ecть пapa лeт нa тo, чтoбы кaк-тo пpoдepжaтьcя, иcпoльзyя cтapыe нapaбoтки и чacтичнo нe coвceм лeгaльныe пpoгpaммы, зa кoтopыe пoкa oбeщaют нe нaкaзывaть, нo в ближaйшee вpeмя пpeдcтoит peшить мaccy oчeнь мacштaбныx пpoблeм.

2022 гoд, скорее всего, войдет в историю российского IT-рынка как момент наиболее масштабных потрясений: сначала из-за блокировки карт Visa и Mastercard, эмитированных российскими банками, оказались недоступны платные версии многих специализированных программных продуктов для дизайнеров, 3D-моделировщиков и прочих. Затем об уходе из России заявили производители «тяжелых» корпоративных решений, в том числе SAP и Oracle.

В чем точно состоит этот уход, компании пока не объяснили, но они уже точно закрыли российские офисы, а со счета российских юрлиц теперь невозможно оплатить новые лицензии. Скорее всего, поддержка существующих решений в России также будет остановлена, то есть компании могут продолжать пользоваться купленным ПО, но обновлять его в случае, к примеру, изменения законодательства никто не будет.

Microsoft заняла еще более непрозрачную позицию. Сначала она сообщила о сокращениях в российском офисе, а потом президент Microsoft Брэд Смит заявил американским медиа, что компания намерена полностью ликвидировать российский бизнес: «Мы будем делать его меньше и меньше до того момента, пока в конце концов от него не останется почти ничего или вообще ничего». Означает ли это, что всем российским пользователям могут отключить все продукты компании, включая Windows, непонятно. На данный момент известно об отключении от некоторых сервисов, включая Teams и корпоративное облако, тех компаний, которые непосредственно попали в SDN-список Минфина США.

Cпacти pядoвoгo aйтишникa

Не менее важной проблемой стал отъезд из страны IT-специалистов, которые по тем или иным причинам, в основном политическим, или по соображениям общей безопасности решили сменить страну пребывания. Работники IT-сферы — наиболее мобильная категория квалифицированных специалистов. Во многих случаях для переезда даже не требуется хороший английский, а вариантов с удаленной работой предлагается на порядок больше, чем в любом другом бизнесе.

Проблему впервые озвучил директор РАЭК Сергей Плуготаренко. Он заявил, что после начала спецоперации страну покинули 50–70 тыс. IT-специалистов. В дальнейшем эти цифры многократно становились предметом дискуссий. Например, уже в конце мая глава правительства Михаил Мишустин сообщил, что подавляющее большинство, около 85%, ранее уехавших вернулось обратно. В любом случае проблема всем очевидна, связана ли она с темой эмиграции, вообще не существенный вопрос. Вице-премьер Дмитрий Чернышенко, курирующий в правительстве вопросы развития информационных технологий, заявил, что нехватка IT-кадров для российской экономики составляет 1 млн человек, согласно данным на начало 2022 года. Поэтому правительство решило принять срочные меры по поддержке отрасли. 

2 мая президент Владимир Путин поручил правительству освободить IT-компании от уплаты налога на прибыль до 31 декабря 2024 года. Отсрочку планируют распространить на интеграторов софта и интернет-компании, которые занимаются онлайн-образованием и электронной коммерцией. Меры также затронут сервисы, которые зарабатывают на продаже онлайн-рекламы и платном доступе к контенту. Самим IT-специалистам государство пообещало отсрочку от армии и льготную ипотеку, правда, для этого необходимо быть штатным сотрудником аккредитованной IT-компании.

С тем, кто имеет право носить звание IT-компании и получать соответствующие привилегии, тут же возникли проблемы. В начале июля АРПП «Отечественный софт» Натальи Касперской направил письмо премьеру Михаилу Мишустину с требованием ужесточить критерии включения софта в единый реестр российского ПО, который курирует Минцифры.

Письмо стало реакцией на предложение министра Максута Шадаева смягчить требования к разработчикам, в частности, включать в реестр продукты компаний, в которых российским владельцам принадлежит не 50%, а 25% и более. Но АРПП беспокоит в первую очередь не российская принадлежность разработчиков, а отраслевая. Г-жа Касперская подчеркивает, что некоторые компании, «чья коммерческая деятельность и интересы лишь косвенно связаны с IT-отраслью», среди которых Ozon, «Авито», Cian, HeadHunter, «Тинькофф» и «Вымпелком», попросили смягчить требования для вступления в реестр российского ПО. По словам главы АРПП, они хотят «успеть «впрыгнуть в поезд» и поучаствовать в распределении «пирога» поддержки отрасли, на которую государство в крайне непростые для себя времена выделило действительно огромные ресурсы».

Бoльшиe пpoблeмы для бoльшиx кoмпaний

Так или иначе, наиболее сильно пострадает от происходящего именно крупный бизнес. Проблему отсутствия лицензионного Photoshop несложно решить при помощи «торрентов», тем более что правительство намекает, что это какое-то время не будут считать правонарушением. Например, в конце марта замглавы Минпромторга Василий Шпак заявил, что «интеллектуальные права необходимо уважать», но целый ряд разработчиков «железа» критически зависит от зарубежного софта, на котором они работают, и быстро уйти от этой зависимости они не могут: в рамках своей работы им придется нарушать законодательство.

Гораздо хуже обстоят дела у крупных корпораций, так как такая вещь, как пиратский SAP, в принципе существует, однако перспективы его использования в компании масштаба Сбербанка или Газпрома крайне сомнительны. Своеобразный дедлайн озвучил на ПМЭФ владелец «Северстали» Алексей Мордашов: «У нас есть два–четыре года на доработку имеющихся IT-решений таким образом, чтобы мы могли существовать автономно». Он также пообещал инвестировать в текущем году 2,5 млрд рублей на разработку новых IT-решений и предложил государству и крупному бизнесу объединить усилия в решении проблем.

О том, что больше всего проблем у крупного бизнеса, говорит и директор по развитию ERP-решений IBS Дмитрий Васильев: «Офисное ПО успешно заменяют на «МойОфис» и «Р7-Офис», из Shareware используют такой аналог, как ONLYOFFICE. Однако эти продукты не на 100% удовлетворяют пользователей, все еще уступая по функциональности классическому офисному пакету от Microsoft. Для конференц-связи многие стали использовать отечественный продукт IVA».

С «тяжелыми» ERP-системами и специализированными отраслевыми решениями все несколько сложнее, утверждает Васильев.

По инициативе правительства были созданы индустриальные центры компетенций, в задачи которых входят подбор и при необходимости инициация разработки российских решений. По итогам первой сессии было предложено рассматривать «Галактику», «1С» и «Турбо Х» в качестве замены иностранных ERP-систем.

Moжeм лyчшe?

Светлана Гацакова, директор департамента ДКИС ALP Group, уверяет, что в чем-то отечественные решения уже оказываются лучше иностранных аналогов: «Реализовав множество проектов на «1С», мы можем утверждать, что ее возможности позволяют решить любые задачи даже самых крупных предприятий федерального масштаба».

При этом, по ее словам, большая нагрузка ложится на системного интегратора, который, во‑первых, будет способен задействовать все возможности отечественной платформы, а, во‑вторых, обладает собственным ресурсом для разработки и интеграции недостающих компонентов в КИС заказчика. «Не стоит забывать, что сами платформы (зарубежные и отечественные) устроены по-разному. Скажем, SAP предлагает те или иные компоненты как отдельные модули, «1С» дает возможность заказчикам с помощью хороших интеграторов решить свои специфические задачи. Да, в чем-то придется перестраивать подходы, но принципиально глобальных непреодолимых сложностей не будет».

Затруднения, по мнению г-жи Гацаковой, могут быть связаны с низкоуровневыми системами (например CAD- и MES-системы), завязанными на конкретное оборудование, или с аналитическими подсистемами, где может потребоваться дополнительное ПО (в том числе open source). Здесь также потребуется специализированный интегратор».

Впрочем, по ее мнению, списывать SAP и других мировых вендоров со счетов тоже пока рано. Однозначные проблемы с этими продуктами будут у тех, кому «посчастливилось» попасть в SDN-список. Все остальные варианты не смертельны. «Даже при худшем сценарии развития событий, при котором компания SAP полностью уходит с российского рынка и отказывается от поддержки и развития своих продуктов, в том числе для компаний, не подпадающих под действие международных санкций, российские клиенты SAP по-прежнему смогут пользоваться приобретенными ранее локальными продуктами вендора.

В этом случае компании нужно будет поддерживать и развивать используемые IT-решения на базе продуктов SAP или самостоятельно, то есть силами собственных специалистов — служб поддержки и развития решения, работающих в рамках штатной структуры, или за счет привлечения бизнес-партнеров – организаций, оказывающих услуги поддержки и развития продуктов SAP. Поскольку рынок SAP в России развит достаточно хорошо, то и недостатка в квалифицированных специалистах, а также компаниях, предлагающих такие услуги на рынке, нет».

«Сама платформа SAP обладает достаточным арсеналом инструментальных средств, позволяющим вести самостоятельную доработку продуктов SAP в соответствии с меняющимися потребностями бизнеса и изменениями законодательства РФ, — говорит Дмитрий Биднык, заместитель директора отделения департамента корпоративных решений SAP в IBS. — Исключение составляют компании, которые используют облачные решения или относятся к критически важным отраслям».

Можно продолжить использовать решения SAP и без поддержки вендора, но стоит озаботиться тем, как обновляться при изменениях в законодательстве, обеспечить работоспособность системы в случае ошибок ПО и мигрировать с западных площадок. Все эти задачи компании — пользователи SAP могут решить собственными силами или выбрать надежного российского сервис-партнера, обладающего опытом решения таких задач. Он гораздо более эффективно закроет все перечисленные вопросы, говорит Дмитрий Ивицкий, директор департамента сопровождения коммерческого ПО в IBS.

Kyчa миллиapдoв

Так или иначе, инвестиции в IT-решения в России в ближайшие годы вынужденно вырастут в разы и из-за увеличившихся расходов корпораций, и за счет того, что на это, скорее всего, будет брошена значительная часть государственных средств, выделенных в рамках мер по созданию новой экономики, адаптированной к текущей реальности. И здесь возникает еще один значимый риск, связанный с тем, что все эти средства могут оказаться в одних руках, как уже не раз бывало с более мелкими проектами, что в итоге приведет к ослаблению всех остальных компаний и предсказуемым потерям для всего бизнеса в долгосрочной перспективе.

Примерно об этом говорил на ПМЭФ Мордашов: «Нужно избежать формального подхода и монополизации рынка. То есть не просто выбрать какого-то одного игрока и вывалить на него кучу миллиардов, в результате чего он станет монополистом».

Компании действительно стали больше задумываться о разработке отечественных аналогов международных систем, говорит Андрей Фомин, директор направления разработки по работе с финансовыми клиентами в IBS InfiniSoft (центр разработки компании IBS): «Мы видим интерес к созданию российских платформ для бэк-офиса инвестиционного бизнеса вместо решений вроде Calypso (система перекрестной торговли активами, управления рисками и обработки данных на фондовых и денежных рынках), а также к системам для дистрибуции рыночных данных. Кроме того, есть спрос на замену «коробочных» ETL-систем, используемых для анализа больших данных, Open Source-решениями. Ищут замену даже информационным порталам Reuters и Bloomberg. Российские компании готовы инвестировать в собственную технологическую независимость, однако по большей части сейчас идет анализ, в том числе архитектуры, оценка и т. д.».

«Сегодня российские вендоры должны быть особенно внимательны к тому, как тратить свои деньги, — предупреждает Светлана Гацакова. — Основные их инвестиции должны быть направлены на выявление типовых потребностей заказчиков и инкорпорирование разработок в свой стандартный пакет и, таким образом, давать интеграторам возможность развивать базовый потенциал в интересах конкретного предприятия. Ведь любая корпоративная ИС — это не просто набор готовых модулей, а серьезная работа по их адаптации, добавления недостающего функционала, интеграции с уже существующими системами, а также создание основы для успешной безрисковой миграции».

Пока никто не дает точных прогнозов, куда движется российский IT-рынок. В марте IDC представила первые прогнозы по поводу ситуации на мировом рынке ИКТ после начала СВО. Аналитическая компания ожидает падения российского рынка ИКТ в 2022 году на 25%. При самом оптимистичном сценарии развития событий снижение инвестиций в сектор ИКТ в России составит $56 млрд.

IDC также предсказывает отток «десятков тысяч» IT-специалистов из обеих стран и резкий рост спроса на услуги облачных провайдеров на российском рынке, связанный с уходом международных игроков. По мнению компании, одним из основных бенефициаров ситуации может стать Яндекс.

В любом случае, оправдаются ли самые оптимистичные или апокалиптические прогнозы, в первую очередь будет зависеть от эффективности действий всех участников рынка.

Мнение эксперта в статье
Команда экспертов IBS
Директор по развитию ERP-решений в IBS
Сайт IBS использует cookie. Это дает нам возможность следить за корректной работой сайта, а также анализировать данные, чтобы развивать наши продукты и сервисы. Посещая сайт, вы соглашаетесь с обработкой ваших персональных данных. В случае несогласия вам следует покинуть его. Узнать подробности